Сирия в эпоху «свободных агентов»

 
 

Пока Белый дом обсуждает масштаб желаемого удара по Сирии, который будет отрицательно воспринят Россией, Лондон отказывается поддержать его планы, требуя больше доказательств факта совершения химической атаки в сирийском Думе. В то же время Израиль наносит ракетные удары по сирийской базе в провинции Хомс, хотя и знает, что Россия, с которой он стремится поддерживать отношения, выступает на стороне сирийского правительственного режима. в вязи со случившимся посла Израиля пригласили в МИД России. О том, что британский премьер Тереза Мэй отказала Трампу, предлагавшему нанести совместный американо-британский удар по Сирии, сообщила британская газета The Times. По ее данным, глава британского правительства пожелала сперва дождаться результатов расследования событий в городе Дума. Напомним, эксперты Организации по запрещению химического оружия уже направились расследовать сообщения о химатаке в Думе. 
  Герой России, генерал-полковник Владимир Шаманов  function.mil.ru Между тем Россия действительно не исключает, что Вашингтон нанесет некий серьезный удар, причем Глава думского комитета по обороне Владимир Шаманов  посулил ответ на такой удар. В тоже время он предложил действовать взвешенно и ответственно, сославшись на взаимодействие с Совбезом ООН, в результате которого уже сейчас стало известно, что никаких следов химической атаки в сирийском Думе найдено не было. Побеседовать с «Полит.ру» о происходящем на Ближнем Востоке и растановке сил в связи с события в Сирии согласился согласился Салин Павел, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ. По его мнению, . «Что касается британо-американской истории, то тут следует помнить, что, несмотря на кажущуюся ситуацию «Россия против всего мира», которая сейчас усиленно обсуждается и даже нагнетается в российских СМИ, все же противостоящие России силы не столь монолитны, как об этом любят говорить. У них есть свои национальные интересы и есть своя тактика преследования этих своих интересов. И в этом антироссийском фронте, который кажется монолитным, на деле есть серьезные щели.
  Тереза Мэй в Солсбери Number 10/flickr.com Но нужно понимать, во-первых, где эти щели, а во-вторых, при каких условиях они образуются. Потому что если брать американо-британский альянс, такой классический альянс в своем роде, мы видим, что и в «деле Скрипаля» у этого альянса возникли шероховатости, которыми Россия могла воспользоваться. И точно так же сейчас в связи с событиями в Сирии, по делу о применении химического оружия в сирийском городе Дума, тоже возникают различные шероховатости, которыми Россия может воспользоваться. Так что какой будет здесь итог, это вопрос мастерства российской дипломатии. Следует понимать, что интересы Запада и вообще позиция Запада не столь едины, и необходимо работать точечно. Ну, мне кажется, что российская дипломатия и российские власти это понимают. Вообще что касается отношений России с Великобританией, тут в разных сферах возможны разные ситуации и разные тактики. Сейчас вообще наступает эпоха «свободных агентов», так сказать. То есть нельзя однозначно занимать ту или иную стратегическую позицию по отношению к тому или иному игроку, нельзя всегда быть однозначно против него или за. Нужно смотреть каждый конкретный кейс и решать, какую позицию в этом конкретном случае по отношению к этому конкретному игроку будешь занимать.
  Василий Небензя (Россия) и Никки Хейли (США)  на заседании Совета Безопасности по вопросу о ситуации в Сирии Eskinder Debebe/UN Photo Варианты «всегда против США», «всегда против России», всегда против Великобритании» не соответствуют нынешним реалиям. Нужно изучать каждый конкретный случай, понимать, где там у России есть «окно возможностей» и в соответствии с этим действовать. Страны, которые являются оппонентами России «по одному треку», как это называют дипломаты, вполне могут быть если не союзниками, то инструментами достижения своих целей «по другому треку». Теперь все гораздо более сложно и гибко: такой простой подход «а ля холодная война», о которой сейчас так много говорят (то есть подход: «Вот эта страна – наш союзник, она всегда с ними, а эта – наш противник, мы всегда против»), подход сейчас не работает. Он не работает, несмотря на во многом оправданные рассуждения о возвращении периода «холодной войны». Что же касается того, последовательными ли выглядят действия Великобритании, когда в деле об отравлении Скрипалей она просила поддержки, не предоставив никаких доказательств, а в Сирии отказывает в поддержке без доказательств факта совершения химической атаки, то да, они последовательны. Они последовательны с точки зрения отстаивания британских интересов. Со Скрипалем у Лондона была своя тактика, а в Сирии он не желает выступать слепым инструментом Вашингтона», – сказал Павел Салин. Говоря о ракетном ударе, который израильские самолеты нанесли по сирийской базе в в провинции Хомс, он уточнил, что эти действия не были направлены против России, хотя и известно, что она поддерживает сирийский режим.
  Израильские ВВС Israel Defense Forces/flickr.com «Относительно нанесения удара Израилем по сирийской базе в Хомсе тоже надо кое-что уточнить. Да, Министерство обороны России заявило, что это сделал именно Израиль. Но почему нужно думать, что когда кто-то предпринимает какие-то действия в Сирии, он действует именно против России? Израиль в этом случае действовал даже не против Сирии, а против Ирана, которого Израиль считает своим стратегическим противником (и который, да, является основным спонсором сирийского режима наряду с Россией). Но Россия тут ни при чем. В Сирии очень много игроков, и Россия на этом поле не доминирует, есть другие крупные силы. Следует понимать, что хотя Израиль, нанося удар, и учитывал российский фактор, прежде всего его задачей было продемонстрировать Ирану, что Израилю не нравится его экспансия. И, самое главное, задачей Израиля в этом случае было подорвать потенциал иранского присутствия в Сирии. Не зря же официально было заявлено, что половину погибших при авиаударе по Хомсу составляли иранцы, причем в их числе – один очень высокопоставленный офицер, полковник из корпуса «Правой исламской революции»», – отметил Павел Салин.
Сирия в эпоху «свободных агентов»

Дональд Трамп и Тереза Мэй Number 10/flickr.com

Добавить комментарий