Мемория. Владимир Гиляровский

 
 

8 декабря 1855 года родился писатель и журналист Владимир Гиляровский   Личное дело Владимир Алексеевич Гиляровский (1855 – 1935) родился в семье помощника управляющего лесным имением графа Олсуфьева в Вологодской губернии. Воспитанием мальчика занимался вначале двоюродный брат деда, беглый матрос Китаев, долго живший в Китае и Японии, силач и добряк. Он научил Владимира Гиляровского плаванию, гимнастике, борьбе, приемам джиу-джитсу. После смерти матери Гиляровского воспитывала вторая жена отца – Мария Разнатовская, «добрая, ласковая, образованная». Она обучила мальчика французскому языку, старалась привить «светские манеры». В 1860 году семья переехала в Вологду, где Владимир поступил в гимназию. Однажды гимназист Гиляровский подружился с сыном циркового артиста «араба-кабила Гуссейна Бен-Гамо» и в течение двух лет обучался у его отца вольтижировке и акробатике. В 1871 году, не окончив гимназии, Владимир Гиляровский сбежал из дома, оставив родным записку: «Ушел работать простым рабочим на Волгу, как устроюсь, напишу». Он дошел от Вологды до Ярославля, где устроился в артель бурлаков. Затем работал грузчиком в Рыбинске, а осенью того же года по рекомендации отцовского друга был принят вольноопределяющимся в пехотный полк, прошел курс военного обучения и как один из лучших был направлен в Московское юнкерское училище, но спустя некоторое время был отчислен обратно в полк «по распоряжению начальства без указания причины». В Ярославле он подал рапорт об увольнении. Некоторое время бродяжничал, потом был принят истопником и дворником в военное училище кантонистов. Каждое утро сделав уборку в гимнастическом зале, он проделывал акробатические упражнения на турнике и трапеции, поэтому вскоре привлек к себе внимание воспитанников училища и преподавателя гимнастики, который стал звать его на свои уроки, чтобы демонстрировать различные упражнения. Узнав, что новым преподавателем в училище станет бывший командир взвода из его полка, Гиляровский покинул это место и поступил в пожарную команду. Во время одного из пожаров столкнулся со своей бывшей ротой, вызванной для подмоги пожарным, поэтому снова бежал. Побродив по Ярославской губернии, устроился работать на белильный завод. Из-за курьезного случая (закинул за забор укусившую его на улице собаку, а она попала в щи, которые варились для артели камещиков) был вынужден бежать из Ярославля. Работал приказчиком в ювелирной лавке в Нижнем Новгороде. Затем побывал в Казани, Астрахани, Царицыне, Ростове-на-Дону, Воронеже, Саратове, Тамбове. Побывал табунщиком, цирковым наездником, актером провинциального театра. Когда началась русско-турецкая война 1877–1878 годов, Гиляровский добровольно пошел на военную службу. Служил на Кавказском фронте: «Весело жили. Каждую ночь в секретах да на разведках под самыми неприятельскими цепями, лежим по кустам за папоротником, то за цепь переберемся, то часового особым пластунским приемом бесшумно снимем и живенько в отряд доставим для допроса… На эти операции посылали охотников самых ловких, а главное сильных, всегда вдвоем, а иногда и по трое. Надо снять часового без шума. Веселое занятие – та же охота, только пожутче, а вот в этом-то и удовольствие». После окончания войны Гиляровский, награжденный солдатским Георгием IV степени и медалью «За русско-турецкую войну 1877–1878», вышел в отставку и снова стал актером провинциальных театров. С 1881 года поселился в Москве, где служил в театре Анны Бренко. Но вскоре оставил сцену ради работы журналистом в московских изданиях и занятий литературой. Первую известность Гиляровский-репортер получил уже на следующий год благодаря репортажам о крушении поезда у деревни Кукуевки. Публикации Владимира Гиляровского появлялись в газетах «Русская мысль», «Московский листок», «Русские ведомости», «Русское слово», «Голос Москвы», «Новое время» и других. Он быстро стал знаменитым журналистом, его «коньком» были уголовная хроника и репортажи, он писал о самых заметных и нашумевших событиях, его называли «королем репортеров». Вершиной его репортерской деятельности стал очерк о Ходынской катастрофе 1896 года. Писал Гиляровский также и театральные рецензии, и очерки о жизни в российской провинции, и стихи. В 1887 году выходит первый сборник рассказов Гиляровского «Трущобные люди», тираж книги был сожжен по требованию цензуры. С 1890 года Гиляровский издавал «Листок спорта» (позднее под названием «Журнал спорта»). В 1894 году вышел первый поэтический сборник Гиляровского «Забытая тетрадь», двумя года спустя – книга «Московские нищие». После революции продолжал журналистскую работу. Печатался в газетах «Известия», «Вечерняя Москва», журналах «Прожектор», «Огонек». В конце жизни обратился к мемуарам, вспоминая о своих многочисленных встречах с великими людьми в книгах «Мои скитания» (1928), «Записки москвича» (1931), «Друзья и встречи»(1934). Умер Гиляровский в Москве 1 октября 1935 года.   Чем знаменит
В. И. Гиляровский. 1880-е РГБ Владимир Гиляровский известен как знаток Москвы, ее бытописатель, сохранивший для потомков истории о жизни города и его обитателях, как знаменитых, так и безвестных. Наиболее популярна книга Гиляровского «Москва и москвичи». В другой книге «Мои скитания» он рассказал о своей бродячей жизни в молодые годы. Книга «Люди театра» повествует о столичных и провинциальных знаменитых актерах, театральных рабочих: плотниках, переписчиках пьес и ролей, ютившихся в ночлежках Хитровки. Среди ее героев такие известные деятели сцены, как комик А. Д. Казаков и трагик Н. X. Рыбаков — прототип Несчастливцева в пьесе A. Н. Островского «Лес», А. А. Бренко, создательница Пушкинского театра в Москве, B. П. Андреев-Бурлак, А. И. Сумбатов-Южин, К. С. Станиславский, М. Н. Ермолова. Третья книга — «Москва газетная» изображает мир дореволюционной журналистики: издателей, закулисные интриги, быт репортерской братии.   О чем надо знать В 1899 году репортаж Владимира Гиляровского имел международный резонанс. Гиляровский был отправлен в командировку на Балканы от газеты «Россия». Когда он прибыл в Белград, оказалось, что там только что случилось покушение на короля Милана I. Вскоре он пришел к выводу, что покушение было инсценировано с тем, чтобы начать репрессии антироссийского характера. Гиляровскому пришлось тайно на пароходе бежать в Венгрию, откуда он отправил в газету телеграмму: «В Белграде полное осадное положение. Установлен военно-полевой суд. Судьи назначаются Миланом Обреновичем. Лучшие, выдающиеся люди Сербии закованы в кандалы, сидят в подземных темницах. Редакция радикальной газеты «Одъек», находившаяся в оппозиции с Миланом, закрыта. Все сотрудники и наборщики арестованы. Остальные газеты, частью из страха, частью из низкого расчета, поют Милану хвалебные гимны. Если не последует постороннее вмешательство, начнутся казни. В. Гиляровский». По словам Гиляровского, после этого сообщения российское министерство иностранных дел вместе с представителями других держав послало своих представителей на организованный Миланом суд. «Этот суд должен был приговорить шестьдесят шесть обвиняемых вождей радикалов с Пашичем, Протичем и Николичем во главе к смертной казни. Благодаря вмешательству держав был казнен только один, стрелявший Княжевич, сторож при купальне, у которого с Миланом были свои счеты и которого Милан принес в жертву. Остальные шестьдесят пять были сосланы в Пожаревацкую каторгу, где и были до убийства короля Александра и Драги».   Прямая речь Хитров рынок почему-то в моем воображении рисовался Лондоном, которого я никогда не видел.
Лондон мне всегда представлялся самым туманным местом в Европе, а Хитров рынок, несомненно, самым туманным местом в Москве.
Большая площадь в центре столицы, близ реки Яузы, окруженная облупленными каменными домами, лежит в низине, в которую спускаются, как ручьи в болото, несколько переулков. Она всегда курится. Особенно к вечеру. А чуть-чуть туманно или после дождя поглядишь сверху, с высоты переулка — жуть берет свежего человека: облако село! Спускаешься по переулку в шевелящуюся гнилую яму.
В тумане двигаются толпы оборванцев, мелькают около туманных, как в бане, огоньков. Это торговки съестными припасами сидят рядами на огромных чугунах или корчагах с «тушенкой», жареной протухлой колбасой, кипящей в железных ящиках над жаровнями, с бульонкой, которую больше называют «собачья радость»… Хитровские «гурманы» любят лакомиться объедками. «А ведь это был рябчик!» — смакует какой-то «бывший». А кто попроще — ест тушеную картошку с прогорклым салом, щековину, горло, легкое и завернутую рулетом коровью требуху с непромытой зеленью содержимого желудка — рубец, который здесь зовется «рябчик».
А кругом пар вырывается клубами из отворяемых поминутно дверей лавок и трактиров и сливается в общий туман, конечно, более свежий и ясный, чем внутри трактиров и ночлежных домов, дезинфицируемых только махорочным дымом, слегка уничтожающим запах прелых портянок, человеческих испарений и перегорелой водки.
Двух- и трехэтажные дома вокруг площади все полны такими ночлежками, в которых ночевало и ютилось до десяти тысяч человек. Эти дома приносили огромный барыш домовладельцам. Каждый ночлежник платил пятак за ночь, а «номера» ходили по двугривенному. Под нижними нарами, поднятыми на аршин от пола, были логовища на двоих; они разделялись повешенной рогожей. Пространство в аршин высоты и полтора аршина ширины между двумя рогожами и есть «нумер», где люди ночевали без всякой подстилки, кроме собственных отрепьев…
На площадь приходили прямо с вокзалов артели приезжих рабочих и становились под огромным навесом, для них нарочно выстроенным. Сюда по утрам являлись подрядчики и уводили нанятые артели на работу. После полудня навес поступал в распоряжение хитрованцев и барышников: последние скупали все, что попало. Бедняки, продававшие с себя платье и обувь, тут же снимали их и переодевались вместо сапог в лапти или опорки, а из костюмов — в «сменку до седьмого колена», сквозь которую тело видно…
Дома, где помещались ночлежки, назывались по фамилии владельцев: Бунина, Румянцева, Степанова (потом Ярошенко) и Ромейко (потом Кулакова). В доме Румянцева были два трактира — «Пересыльный» и «Сибирь», а в доме Ярошенко — «Каторга». Названия, конечно, негласные, но у хитрованцев они были приняты. В «Пересыльном» собирались бездомники, нищие и барышники, в «Сибири» — степенью выше — воры, карманники и крупные скупщики краденого, а выше всех была «Каторга» — притон буйного и пьяного разврата, биржа воров и беглых. «Обратник», вернувшийся из Сибири или тюрьмы, не миновал этого места. Прибывший, если он действительно «деловой», встречался здесь с почетом. Его тотчас же «ставили на работу».
Полицейские протоколы подтверждали, что большинство беглых из Сибири уголовных арестовывалось в Москве именно на Хитровке.
Мрачное зрелище представляла собой Хитровка в прошлом столетии. В лабиринте коридоров и переходов, на кривых полуразрушенных лестницах, ведущих в ночлежки всех этажей, не было никакого освещения. Свой дорогу найдет, а чужому незачем сюда соваться! И действительно, никакая власть не смела сунуться в эти мрачные бездны. Из книги В. А. Гиляровского «Москва и москвичи»   В 1875 году, когда цирк переезжал из Воронежа в Саратов, я был в Тамбове в театре на галерке, зашел в соседний с театром актерский ресторан Пустовалова. Там случилась драка, во время которой какие-то загулявшие базарные торговцы бросились за что-то бить Васю Григорьева и его товарища, выходного актера Евстигнеева, которых я и не видел никогда прежде. Я заступился, избил и выгнал из ресторана буянов. И в эту ночь я переночевал на ящиках в подвале вместе с Евстигнеевым, а на другой день был принят выходным актером. Из книги В. А. Гиляровского «Мои скитания» Между тем потребность попроказничать была и впрямь потребностью — непреодолимой и неуправляемой. Что с ним ни делай — наш герой любил показывать свою недюжинную силушку в самых неожиданных и необычных ситуациях. Однажды, например, он, будучи в веселом настроении, с большой компанией вышел из ресторана. У дверей стоял извозчик. Гиляровский одной рукой схватился за его пролетку, другой — за фонарный столб и закричал извозчику:
— Погоняй! Погоняй!
Тот принялся погонять, но так и не смог съехать с места — Гиляровский был сильнее лошади. Алексей Митрофанов «Гиляровский» Скорее я воображу себе Москву без царя-колокола и без царя-пушки, чем без тебя. Ты — пуп Москвы! Из письма А. Куприна В. Гиляровскому   11 фактов о Владимире Гиляровском
Долгое время считалось, что Гиляровский родился не в 1855, а в 1853 году. Истинный год рождения был установлен лишь в 2005 году, когда была найдена церковная книга с записью о его крещении.
Владимир Гиляровский был признанным мастером рифмованных экспромтов и эпиграмм. Например, на спектакль по пьесе Льва Толстого «Власть тьмы» он откликнулся строками: «В России две напасти: / Внизу — власть тьмы, / А наверху — тьма власти».
В Москве Гиляровский многие годы жил в доме номер шесть по Столешникову переулку.
Гиляровский послужил одним из прообразов для барельефа на пьедестале памятника Гоголю в Москве работы Н. А. Андреева. Скульптор дал его облик Тарасу Бульбе.
А И. Е. Репин рисовал с Гиляровского одного из персонажей картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»
В 1885 и 1886 годах Гиляровский летом жил с семьей в селе Краскове по Казанской железной дороге. Местный крестьянин Никита Пантюхин славился умением ловить крупную рыбу, используя в качестве грузил гайки, которые отвинчивал с железнодорожного полотна. Гостивший у Гиляровского Чехов описал Никиту в рассказе «Злоумышленник».
На экслибрисе Гиляровского красовалась надпись: «Эта книга украдена из библиотеки В. А. Гиляровского».
Идея о том, что есть бутерброд колбасой вверх неправильно, а надо класть его колбасой на язык, которую в мультфильме «Трое из Простоквашино» высказывает кот Матроскин, впервые встречается в воспоминаниях Гиляровского.
В 1915 году Гиляровский написал текст песни «Марш сибирских стрелков» («Из тайги, тайги дремучей, / От Амура, от реки, / Молчаливо, грозной тучей / Шли на бой сибиряки…»). В годы Гражданской войны на мотив этой песни было написано несколько других, самая известная из которых – «По долинам и по взгорьям».
В 2008 году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга Алексея Митрофанова о Гиляровском.
В 2015 году в Вологде был открыт литературный центр «Дом Дяди Гиляя».
  Материалы о Владимире Гиляровском Статья о Владимире Гиляровском в русской Википедии Статья о Владимире Гиляровском в энциклопедии «Кругосвет» Владимир Гиляровский в проекте «Хронос»
Мемория. Владимир Гиляровский

Сергей Малютин. \»Король репортёров\» (портрет Владимира Гиляровского). 1915 АГКГ

Добавить комментарий